История Николаевской церкви

    Мой отец - священник. Мама - церковный регент. В семье я много узнаю о православной вере, об истории Церкви. С 10 лет, по возможности, помогаю отцу во время богослужения. Нередко в доме слышу беседы о церковной жизни. Также на уроках краеведения немало узнал о том, как строились храмы, как велась жизнь в православных приходах до закрытия храмов в 30 - 40-х годах 20-го века, как сохранялась вера в условиях жестоких гонений.

Из исторических и краеведческих источников известно, что на протяжённости Макарьевско - Юрьевецкого тракта расстоянием около 80 километров имелось 8 церквей, и все они были закрыты, а некоторые разрушены до основания. Меня удивило то, что ведь эти храмы, как повествуют епархиальные источники, все были построены "тщанием прихожан" и закрывались тоже с участием людей, которые были прихожанами этих церквей, а значит - потомками тех, кто строил эти храмы.  - всё это было насильственными мерами с целью уничтожения веры. Прошло семь десятков лет, и снова стали открываться двери для богослужений тех храмов, которые сохранились, а на месте уничтоженных храмов - восстанавливаться прежние церкви. И тоже "тщанием прихожан", а также жертвователей. Размышляя об этом, я убеждаюсь в истинности слов Спасителя о том, что "врата адова не одолеют" Церковь. Ведь Церковь - это каждый храм, это Царство Христово. Храм включает в себя все народы и все пределы Вселенной.  Мысль о таком вселенском значение Церкви меня подтолкнула к исследованию истории храмов Макарьевско - Юрьевецкого тракта. Церковь, действительно, неодолима, потому что она создана Богом. И люди, как они ни старались, уничтожить её не смогли. На моих глазах открываются храмы и живут приходы: в с. Красногорье, в с. Нежитине уже 20-й год, ремонтируется храм в с. Вознесенье (Коршунове), строится храм в с. Николо - Макарове.

Исследовать историю храмов, на мой взгляд, значит - вносить посильный вклад в науку о жизни Православной церкви в разные периоды истории, разбираться в вопросе о том, к каким последствиям приводит насильственное насаждение безбожия, а также узнавать, какие люди направляли нашу страну и народ на этот опасный путь. И как всё пойдёт дальше? 

Также хочу сказать и том, что интерес к теме, которой я занимаюсь второй год, вызван был уроками краеведения, на которых мы изучали историю Макарьевского - Юрьевецкого тракта и его церквей. Интерес подкрепляли и поездки с моим отцом и учителем краеведения в с. Николо - Макарово для изучения истории храма, разрушенного до основания в 50-е годы 20-го века, а теперь снова востребованного людьми. Встречи со старожилами села восхищали меня тем, как бережно сохранили они в своей памяти сведения о бывшем их храме, о местных святынях, о людях, сохранявших церковные реликвии. Работники культуры, сельские библиотекари, тоже не остались в стороне: они собрали в тематический альбом воспоминания старожилов и дали альбому название "Я помню колокольный звон".

 

Церкви Макарьевско - Юрьевецкого тракта.

Макарьевско - Юрьевецкий тракт, на котором расположена Николаевская церковь, соединял два славных города России: Юрьевец и Макарьев. Начало действия этого тракта уходит в глубокую старину. Это связано с временами основания этих городов: Юрьевец основан сыном Владимирского князя Всеволода Большое гнездо Юрием (Георгием) в 1225 году. Поставлен город Юрьевец был, "как крепость" в стратегически важном месте, на крутом повороте Волги напротив устья реки Унжи, открывающего путь к Великому Устюгу и Белозерью. 

"Город Макарьев был основан "по преданию", преподобным Макарием  Желтоводским и Унженским, поставившим здесь в 1439 году свой скит. Со временем на его месте вырос один из крупнейших в крае монастырей, пользовавшихся особым покровительством царской династии Романовых. В 1778 году Макарьев получил статус уездного города".

Расстояние от Макарьева до Юрьевца - 80 километров.           

В начале 19-го века на протяжённости Макарьевско - Юрьевецкого тракта стали возводиться "тщанием прихожан" каменные (кирпичные) церкви.В Макарьевский округ в начале 19-го века входило 5 округов, в каждом из которых имелось по 13-15 церквей.

Только в ансамбле Макарьевского монастыря имеется несколько церквей: Макарьевская, Успенская, Никольская, Троицкий собор. В Макарьеве имеются церкви: Рождества Христова (Христорождественская) -1775 г., кладбищенская Ильинская церковь Ильи Пророка (без прихода, однопрестольная), собор Александра Невского (Тихвинской Богоматери), двухпрестольный.  Церкви по Макарьевско - Юрьевецкому тракту, в направлении от Макарьева к Юрьевцу: Воскресенская села Усть-Нея и при ней Введенская, обе - каменные.   

Преображенская с. Красногорского, трёхпрестольная, 1810 г.,  Николаевская с. Макарова, трёхпрестольная, 1810 г., Вознесенская с. Коршунова, двухпрестольная, 1800 г., Воскресенская с. Нежитина (Воскресенского), трёхпрестольная, 1803г., Крестовоздвиженская с. Исакова, расположенная на реке Унжа и Нёмде, каменная с такою же колокольнею, 1810., однопрестольная в честь Возжвижения Честнаго Животворящего креста. При ней - вторая церковь - двухпрестольная при кладбище: престол в честь Василия Великого, Григория Богослова и Иоанна Златоустого. В честь евангелиста Луки.

На левобережье Волги напротив Юрьевца после разгрома "смуты" начала 17-го века в честь Преподобного Макрия, образ которого помогал жителям Юрьевца и коряковцам разгромить банды Лисовского, был возведён монастырь. Потом была поставлена приходская церковь имени угодника Божия.    В настоящее время место Крестовоздвиженской церкви, обители и церкви, посвящённой преподобному Макарию на левобережье Волги, стоявшей прямо напротив г. Юрьевца, залито водами искусственного Юрьевецкого моря, образовавшегося в результате пуска Горьковской плотины в 1956 году. Затоплено и древнее кладбище села Исакова, и снесено село, где было две старинных церкви.

 Создание Николаевской церкви.

Село Николо - Макарово находится от Нежитина, где я живу, на расстоянии 26 километров. В старину оно относилось к Марковицкой волости, а Нежитино - к Коряковской волости. Нас и сейчас иногда называют коряковцами. Но коряковцы всегда общались с жителями  Н. - Макарова. Как и у нас, в селе есть библиотека, и я узнал, что в библиотеке с. Н. - Макарова есть альбом "Я помню колокольный звон", в котором местный библиотекарь записала воспоминания жителей старшего возраста о своём храме. Я побывал в библиотеке и вот что узнал. Из рассказа Хопиной М.И. (1917 г. - 2005 г.), жительницы села Николо - Макарово: "Первая церковь, как повествует местное предание, была деревянной. Она была построена жителями в 1690 году. Церковь "Николая Чудотворца" была построена неудачно, вблизи рва, и вешней и дождевой водой ту церковь подрыло под самую паперть. Испортило кладбище, которое находилось возле церкви: вымывало гробы и кости умерших людей. Пришлось эту церковь разобрать и продать в Нижегородскую область. Жители стали строить новую, теперь уже каменную церковь "Святого Николы". Её поставили выше. Недалеко от храма, как вспоминает М.И. Хопина, был выкопан пруд, возле ограды - аллея берёз. Невдалеке - часовня с часами в нутрии неё, которые проверял ежечасно часовой сторож. Как и принято было тогда, в ограде - кладбище для священнослужителей и служителей церкви. На звонницу приобрели 7 колоколов".        

Для установления истории создания церкви мы обратились к епархиальным источникам. Вот, что там повествуется: "Николаевская церковь села Макарова зданием каменная, с такою же колокольнею, построена в 1810 году тщанием прихожан, при участии доброхотных дателей. Ограда каменная с деревянной решёткой. Кладбище в 400 саженях от церкви, окопано рвом и обнесено забором. Престолов три: а) в честь Успенской Божией Матери, б) Святителя Николая Чудотворца, в) Феодоровской иконы Божей Матери. Ближайшие церкви с. Красногорского в 10 верстах, села Коршунского - в 13 верстах… Прихожан 1206 мужского пола, 1284 - женского пола. Они занимаются хлебопашеством при отхожем промысле (производство обуви). Раскольников и сектантов нет. Приходских селений 9, дальнейшее в 10 верстах от церкви. Препятствий к сообщению нет".        Сопоставив даты строительства деревянного храма и кирпичного, мы установили, что кирпичный храм был построен через 120 лет после первого основания, через 32 года после присвоения статуса уездного городу Макарьеву. Это говорит о том, что православие на Макрьевско - Юрьевецком тракте непрерывно утверждалось.     

Украшение храма, приобретение икон, резных иконостасов, строительство каменной ограды - всё делалось тщанием прихожан. Получается, что до закрытия храма в конце 40-х годов 20 века 10 поколений николомакаровцев создавали и хранили свой православный храм и свою веру.

Я хочу сказать о наших предках, что они были верующими и деятельными. Они не отступали от своих назначенных целей, передавали их из поколения в поколение, думая о будущем. Катастрофа случится в начале 20-го века.      

О жизни храма и народа в православных традициях.

Сведения о жизни храма и народа сохранились лишь только за период конца 19-го - первой половины 20-го века. Их мы узнали из альбома "Я помню колокольный звон". 

Из записей по воспоминаниям Хопиной М.И. (1917 - 2005 г.г.), жительницы с. Николо - Макарово: "Церковь наша была красавица" … И в памяти Марии Ивановны до преклонных лет оставался зримый и слуховой образ храма: винтовая лестница на звонницу, звон огромного колокола, вид белоснежной церкви.      

В том же альбоме есть записи воспоминания о церкви Еремеевой К.Г. (1922 - 2007г.г.), жительницы д. Александрова. "В деревне Н. - Макарово, была часовенка деревянная. На праздники в часовенку приносили иконы из церкви. Зажигали свечи и так же, как в церкви, молились. Батюшко читал молитвы, а когда пение заканчивалось, ходил уже по дворам, в каждый дом. Иконы были большие, их несли по два человека, а ребятишки садились верёвкой по дороге впереди иконы, и иконы проносили над их головами, говорили - для здоровья. Освящали и дворы. На дворе настилали чистой соломы и ставили стол, накрытый льняным столешником.  Ставили на стол хлеб и соль, они всегда были на столе, чтобы в семье был лад. Пекли специально пирог, отдавали его в церковь. Затем обходили все деревни кругом и поля, пели, чтобы хлеб родился хорошим. Когда батюшко обходил дворы, староста с каждого двора собирал дань. Кто чего мог дать, но подавали все. В каждой деревне был свой праздник. У нас, например, Казанская, 21-го июля, и Тихвинская. Помню: один год люди не пошли в церковь за иконами в Тихвинскую: "Али и будем справлять каждый год".

Дак Бог и наказал: на поля с урожаем напал червь и оставил всех без урожая. В большие праздники и воскресенья не работали: уходили молиться и гостили. Молодёжь гуляли все вместе. Заранее уговоримся и соберёмся все вместе на речке. Прибегут и из других деревень. На гулянках песни пели, в игры играли.

И в дома, если у нас праздники, идут гости. А потом - мы на их праздник. Стол обязательно накрывали льняным столешником. Раньше ведь всё это было изо льна. Лён выращивали, и всю работу со льном проделывали вручную. И ткали сами полотно". 

"Как интересно было читать эти воспоминания, узнавать образ жизни православного народа. Клавдия Григорьевна Еремеева рассказывала в своих воспоминаниях, что гостей угощали тем, что вырастали и сделали сами: "Чем богаты - тем и рады. Угощали самодельным пивом из солода, который варили из ржи. В доме хозяином православной семьи всегда был мужчина. Есть садились все вместе и ели из большого блюда. Но сначала вместе молились, крестились перед иконами и садились за стол. Упаси Бог, если раздуришься за едой, ведь раньше не по одному ребёнку было в доме-то, а по шесть да по восемь. Если засмеёшься, так отец стукнет деревянной ложкой смешливому по лбу. Мясо из варева тащили только тогда, когда тятя  съест кусок".

Мой любимый праздник - Пасха. На Пасху, рассказала Клавдия Григорьевна, она и после закрытия храма всегда ездила в церковь в город Макарьев. Не может верующий человек, как я понял, в эту Спасительную ночь пробыть вне храма. 

Есть в альбоме ещё одно воспоминание 90-летней свидетельницы жизни в православии - Груздевой Манефы Арсентьевны, скончавшейся в 2005 году, жительницы д. Трещаткино. Она рассказывает о том, что в их крае, обязательно, когда была церковь, всех детей крестили, "уже на трети дни выбирали крёснова и крёсную…, если "Верую" не знаешь, кстить не имут. В Бога веровали, а дитя - это ангелы. Бог лучше оберегает того дитя, который носит крест. Крестили в церкви. Воду в холодное время в купель выливали подогретую, так как всегда крестили на третий день после рождения. 

  Роженицу оставляли дома, а крестить несли в церковь ребёночка крёстный и крёстная… Для крещения всегда шили новое платье или рубашечку из льняного полотна. Полотенце обшито рюшечками. Девочке - платочек, мальчику - чепчик. Крёсная считается второй матерью, крёсный - отцом. На свадьбе они - первые званые гости после родителей. Кстить нужно обязательно, ведь береженого - Бог бережёт. У нас в доме иконы находились в тябле. Там стояла и лампадка. Тябло загораживалось.      Когда обтирали иконы, то воду выплёскивали на уголок, где стояли иконы, только на воле. Скотинку обходили обязательно, ребята ходили, собирали яйца и пели молитву: "Егорий  - батюшка, спаси скотинушку". "Обстригали хвосты и приговаривали: "Обстригай хвосты, но не отнимай молоко". Так готовили коров к первому сгону в Егорьев день. И в первый день выгоняли на пастбище вербушкой, освященной в церкви… Вот мне уже девяносто лет, а умирать неохота…    Манефа Арсентьевна вспоминает о том, что те люди, которые снимали с храма колокола и кресты, были наказаны Богом: кого парализовало и приковало к постели на много лет, у кого с близкими беды приключались, а кому "Бог века не дал, рано умерли".

Мечтой этой женщины было - увидеть снова храм "Святого Николы" восстановленным. Наказ этой православной женщины - помнить святое слово молитвы, молиться за детей, я считаю главным наказом старшого поколения своим потомкам, потому что в молитве мы сохраним свою веру.  Как видим, всему было место в жизни при храме доброму и святому. Православный календарь и народный не расходились друг с другом, а делали тот и другой жизнь полной, радостной и надёжной. На всё люди обращали внимание, как когда питаться, как одеваться, как встречать и провожать то или иное время года, время жизни человека, и всё - с Богом.

Закрытие и разорение храма.

Николаевский храм постигла судьба большинства храмов России, которые начали закрываться в первой половине 20-го века. От местных жителей мы узнали некоторые сведения. Также и из альбома "Я помню колокольный звон". 

Последним священником был Алексей Николаевич Спасский. Он закончил Костромскую Духовную Семинарию. Жена - матушка Агния - из Пучежа. У них было восемь человек детей.

Из воспоминаний Хопиной М.И.: "Когда церковь закрыли, в ней разместили школьные классы. После закрытия школы колхоз стал сыпать туда зерно. В конце 40-вых годов церковь начали разрушать. Большую роль в разрушении церкви сыграл тогдашний председатель сельсовета Васильев из д. Горюшкино. Хорошие кирпичи продавали, обломками заваливали дороги, но большую часть растащили по домам.

Верующим людям очень тяжело было видеть, как сбрасывали церковный колокол. Мы не знаем, по чьим указаниям, но колокол стаскивали с колокольни под руководством некоего Черепова Михаила Ивановича. Сколько слёз было пролито, а церковь всю разграбили: тащили иконы и большие, и маленькие, всякие украшения, а всё, что осталось, было свезено в амбар за деревней, а куда потом всё убрали - неизвестно. Потом стали церковь разбирать на кирпичи".

   От Марии Ивановны мы узнали, что многое пытались власти устроить в здании бывшего храма, но ничего не получалось. Школа, кинозал, зерносклад… Всё было не впрок. Что-то "чудилось" техничкам, убиравшим классы. Умер от простуды молодой учитель. Школу закрыли. Кинозал пришлось тоже отменить - не подчинялась аппаратура. Зерносклад в церкви не состоялся: зерно гнило и приходило в негодность. Так и отступились от здания церкви до 1954 года                            

             Всё меньше остаётся живых свидетелей того времени, когда вера подвергалась жестокому гонению со стороны власти, настроенной против Бога, против веры. И успеть собрать их свидетельства о событиях, достоверных, неискажённых, а таких, какие они были на самом деле, увидеть происходившие события, я считаю, представляется важным. Это уже не так просто, потому что это поколение уже в солидном возрасте. И всё же ещё есть сегодня такая возможность. В прошлом году мы выехали в с. Николо - Макарово и постарались встретиться с одним из старожилов села, с Олегом Васильевичем Малышевым, жителем д. Трещаткино 1929 г. рождения, ныне проживающем в с. Николо - Макарово. Вот его воспоминания: "Когда разоряли церковь, я жил в Трещаткине и не видел, как сбрасывали колокола, но знаю, что её закрыли в конце 1940 - начале 1941 года. Была церковь летняя и зимняя, и считалась она, как потом говорили старики, самой хорошей церковью на Макарьевско - Юрьевецком тракте. Последним священником был отец Алексей Николаевич Спасский. Он местный. Жена - матушка Агния. В семье было 8 человек детей, когда стали закрываться церкви. В то время возраст его детей был от 5 до 20 лет. Помню, что были парни: Руслан, Рафаил, Михаил и пять девочек. Их имена не помню. Его тоже хотели сослать в ссылку, но спас от ссылки случай, произошедший с ним в его молодости. В его документах нашли, что будучи студентом, в Костроме, он участвовал в забастовке против царя. В деревне говорили потом, что это, возможно, вымышленная история. Так местные власти "отстояли" эту многодетную семью от потери отца. Сын Рафаил 1924 г.р.,  был участником Великой Отечественной войны, пришёл с фронта без ноги, инвалидом. Награжден орденом Славы 3-ей степени. Жил в посёлке Дорогиня, за р. Унжей. Отец Алексей жил с Рафаилом, в его семье. Наверное, сейчас в Дорогине есть Спасские, потомки о. Алексея. Дом священника и сейчас стоит в Николо - Макарове, в нём живут".

Олег Васильевич рассказывал нам и о том, как год за годом, вернее, десятилетие за десятилетием продолжалось покушение властей, местных и высших, извлечь из храма, отнятого у людей места для общения с Богом, пользу.

"Я вам расскажу, как ломали стены церкви. Меня тоже послали на эту работу. Собрали нас бригаду - 19 человек. Это было перед запуском Горьковского водохранилища…" И Олег Васильевич рассказывал, как трудно было даже физически уничтожить то, что построили предки своими руками. Его рассказы - это подтверждение того, что и жить умели предки в достатке, и строили на века, и традиции создавали веками. И совсем искоренить и то, и другое, и третье в полную меру никак не удаётся. Всегда остаётся главное, то, в чём помогает вера, помноженная на деятельность, добрую и разумную.

«В 50-ых годах жить было не очень хорошо в деревне. Питались плохо, ели мякину. В это время церковь стояла без дела. В 1954 году её начали разбирать, чтобы взять кирпич и другие стройматериалы на строительство на берегу Унжи такелажки, когда пустят Большую воду и по Унже пойдут катера и большие суда. Это людям и дало повод. Таскали и раньше от церкви по кирпичику на домашние нужды, а тут стали разбирать полностью. А разбить стены церкви оказалось очень трудно. Мы бьём стены ломами, тащим баграми, чтобы кирпич получить, а из стен вываливаются целые глыбы. Кирпичи не отделяются друг от друга. Так глыбами всю и разваляли. Только под церковью, где был очень большой фундамент, удалось взять кирпич. Мне было тогда порядочно годов. Не по себе было делать это дело, а куда деваться. Приходилось подчинятся поневоле." 

     А когда мы спросили: "А всё - таки можно ли было как то сохранить здание храма?" - Олег Васильевич сказал, что ведь это было распоряжение из высших органов власти - разобрать церковь для большого государственного дела. И местная власть всё равно бы это организовала. Говорили в деревнях и теперь вспоминают, что большую роль в разрушение храма сыграл председатель сельсовета Васильев из деревни Горюшкино.

Кирпич некоторый продавали, некоторым мостили дороги, а из некоторого клали печи в хозяйственных и сельсоветских зданиях. Растаскивало население для ремонта и кладки печей в домах, в банях.

В конце нашей беседы Олег Васильевич сказал: "Вот из-за того, что не стало храма, многие люди остались некрещёными, молодые семьи жили невенчанными, а умершие остались не отпетыми. А ведь это очень плохо".                  

Удалось нам побеседовать и ещё с одной свидетельницей событий, связанных с храмом села, со святыми местами края, с удивительной по Божьему промыслу человеком  - с Александрой Ивановной Кореповой, в прошлом жительницей д. Трещаткино, 1929 г. рождения. 

"Церковь нашу закрыли до войны. Когда мы учились в школе, с нас учителя снимали кресты, если видели их на учениках. А колокол, про который вам Малышев рассказывал, я помню. Его потом на конюшню с улицы - то перетащили. Он там долго был. А куда девался - не знаю".

  Александра Ивановна рассказала нам удивительную историю креста, сохранившегося от Николаевского храма. В 1966 году они с мужем купили в Н - Макарове дом стариков Сучковых, расположенный рядом с бывшим храмом. Прожив в доме два года, они обнаружили на чердаке большой деревянный крест. Как выяснилось, его тайно спрятали на чердаке дома стариков Сучковых, заботливые прихожане в момент разорения храма. Этот крест она хранила больше 40 лет, никому о находке не рассказывая: молилась кресту, получала от него исцеления от болезней, помощь в трудных ситуациях, благословляла крестом двух своих сыновей, когда они уходили в армию и в других важных случаях их жизни.                         

Хозяйка хранила крест на чердаке, сшила для него плотный чехол. В 2007 году она открыла свою тайну о. Иоанну, настоятелю Воскресенского храма с. Нежитина, который стал приезжать в Николо - Макарово для совершения таинства исповеди и причащения к престарелым людям. Крест сейчас хранится в храме села Нежитина, ждёт своего часа, когда откроется новый храм в Николо - Макарове, к строительству которого уже приступили плотники из села Красногорья.

Иконы, которые были в доме Сучковых, исчезли. В доме жила некоторое время после смерти стариков вторая их больная дочь, которая страдала психическим заболеванием, и люди говорили, что, возможно, за 11 лет жизни в доме она могла сжечь эти иконы в печи.

А ещё о кресте Александра Ивановна сказала, что она сыновей своих этим крестом благословляла, отправляя в армию, в дальние поездки, в ответственные моменты жизни, и всё у них складывается хорошо. Посетовала на то, что "вот отдала крест из дома, теперь и болею". "Хоть бы дожить до того дня, когда храм откроют, и крест вернётся на своё место".

Я думаю, что не все люди боялись власти, а видели то, что разорение церкви - это грех, за который придётся нести ответ. Вот именно они и сохранили  некоторые реликвии храма. У меня к этим людям чувство глубокого уважения и восхищения. Я считаю, что крест - это огромная ценность, сохранившаяся от Николаевского храма.     

Возрождение Николаевской церкви.

Прошлое лето 2008-го года стало временем интенсивной работы по строительству храма в с. Николо - Макарове. Многие люди, узнав, что в селе по благословению Архиепископа Костромского и Галичского Александра будет заложен и освящён фундамент для возведения нового храма, сразу начали активно откликаться на это благое дело.

Инициатором того, чтобы люди не забыли свои поистине святые места, стала Ухова Тамара Александровна. В настоящее время она живёт в Набережных Челнах, но её малая родина - село Николо - Макарово. Первое, что она организовала на свои средства - на своей малой родине поставить памятный крест на месте бывшего храма. Я считаю, что это самое лучшее, что нужно сейчас было сделать. Крест был освящён Настоятелем Воскресенского храма с. Нежитина отцом Иоанном. Всё шло как бы поэтапно. Познакомившись со священником соседнего, можно сказать, храма, она предложила ему организовать в Николо - Макарове строительство часовни на месте бывшего храма, но, как говорит батюшка: "Господь так сподобил, что получилось большее". В Костромской епархии предложили проект однопрестольного храма. Это предложение с радостью принято Тамарой Александровной Уховой, о.Иоанном и народом этой местности. Удивительно, как может всё устраиваться: из инициативы и душевного прорыва нескольких человек, возникает настоящее чудо.

Я считаю, что добиться возможности строить новый храм на территории, которая приходит в запустение после огромного застоя, длительного периода безверия, не так-то просто в наше время. Но происходящее чудо подтверждает, что люди начали выходить из этой паутины. Это путь к вере.

Строительство храма происходит в глубинке, в районе, отдалённом на большое расстояние от областного центра. Это удивительно, но люди со строительством храма вспомнили о своей малой родине. Со всех концов России начали приходить пожертвования на строительство храма. И каждый житель сегодняшнего Николо - Макарова внёс своё пожертвование на храм.

Множество предпринимателей помогают сегодня воплощению этого поистине всенародного проекта. Как говорится, "строим всем миром".    Одна подмосковная фирма полностью на свои средства осуществила покупку позолоченного креста для будущего храма. Крест изготовлен в Софрино на заводе Московской патриархии по производству свечей и церковной утвари. Привезён 16 декабря 2008 года. Пока, временно, хранится в храме Воскресения Христова села Нежитина. По окончании строительства храма в Николо - Макарове будет в нём же освящён и возведён на храм. Этого дня ждут с нетерпением все жители села и окрестных деревень с немногочисленными в них жителями.

 За небольшой промежуток времени была проделана огромная работа на строительной площадке. А сколько ещё предстоит сделать! Но это по-настоящему счастливое время.

Зимой 2009 года подготовлен материал для сруба. Вывезен на место. 15 января 2009 года настоятель Воскресенского храма о. Иоанн освятил вывезенный сруб и благословил бригаду рабочих на строительство храма. На освящение пришли местные жители: здесь были и люди постарше, кто ещё помнит прежний храм, и помоложе. Люди молились со слезами радости на глазах. И это говорит о многом. Я думаю, что люди наши все равно будут искупать грех отцов, пусть не сразу, постепенно, но будут. Этот пример есть и у нас в Нежитине. Уместно здесь провести в пример соседей нежитинцев николомакаровцам. В Нежитине не дали разрушить храм, но часовни, бывшие во всех деревнях, в большинстве не сохранили. И за последние 20 лет начали восстанавливать. Восстановили в Нежитине, в Михайлове, в Журавлёве (в прошлом - Кобылине), сейчас строится часовня памяти Тихона Луховского в Крупышеве.

 Нельзя не рассказать и о событии, открывшемся буквально недавно, которое тоже подтверждает чудо возрождения храма. Как по невидимой цепочке, с началом строительства храма всё больше людей включается в это дело.

Удивительная история произошла со Смирновой Натальей Васильевной, бывшей жительницей Николо - Макарова, ныне живущей в г. Макарьеве. Я про себя называю её, "эту историю "Историей про икону Царя Соломона", потому что на ней изображён царь Соломон, как рассказывал мне мой отец.

Мама Натальи Васильевны, когда жила с ней, перед своей кончиной передала дочери икону на хранение, которую сама хранила всю жизнь, с того момента, как она у неё оказалась. И, скорей всего, она перешла ещё от бабушки по материнской линии, которая, вероятно, успела взять икону из храма или дома Сучковых, куда прятали церковное имущество. Узнав о том, что в Николо - Макарове будет строиться храм, Наталья Васильевна захотела вернуть её на прежнее место. Она рассказала о. Иоанну о том, что хранит икону, переданную ей матерью. Оказалось, что это не икона, а хорошо сохранившаяся часть иконостаса. Она довольна больших размеров. В настоящее время икона отреставрирована в мастерской в г. Иванове. Деньги на реставрацию вложил зять Натальи Васильевны. Они все очень хотят увидеть икону в родном храме, на прежнем месте. 

Вот и получается, что с началом этого проекта по восстановлению храма мы начали узнавать глубже свою историю, свой народ. А не будь этого, когда бы мы узнали о колоколах, иконах, об их судьбах. Благодаря проекту по восстановлению храма, мы стали узнавать в целом о судьбе бывшего Николаевского храма, о судьбах людей и о судьбе этой территории. 

В 2009-ом году будет построена в Николо - Макарове деревянная однопрестольная церковь. И это уже большое дело. Население сейчас здесь небольшое в отличие от того времени, когда создавался трёхпрестольный кирпичный храм и прихожан было 2490 человек. Сейчас на этой территории проживает 458 человек в 8 селениях (две нежилых деревни).

  В настоящее время, до окончании создания храма, люди не оставлены без священника. Дом, ровесник событий, о которых мы рассказывали, добрый человек, купивший под дачу, житель г. Москвы, разрешил использовать для проведения богослужений  и необходимых населению православных ритуалов. Настоятель Воскресенского храма о. Иоанн регулярно приезжает в село и проводит нужное людям служение.

Как убеждаемся на многочисленных примерах, 70 лет гонений на православную веру оказались бессильны перед тысячелетней историей православия в нашем Отечестве. А те неустроения, которые сегодня есть в сёлах и деревнях, пусть даже вымирающих, всё равно не уничтожают веру, а наоборот усиливают. То, о чём мы собрали материал, заставляет задуматься на вопросом "Что же происходит сейчас?" Местность безлюдеет, а храм или строится заново, или восстанавливается из разрухи. Это парадокс или новая тенденция? Ясный ответ на этот вопрос даст будущее. Но люди политики, экономики и культуры должны подумать и решить, куда нужно направить свои усилия, чтобы не вступить в спор с Божьим промыслом, который явно проявляется в происходящих событиях и в нарождающейся тенденции возрождения православных святынь, независимо от многолюдности или малолюдности места их нахождения или обретения.

 Уничтожение православных храмов насильственным путём не привело к полному уничтожению веры в населении края, так как духовный потенциал народа был заложен в нескольких предшествующих поколениях, поэтому он, этот потенциал, остаётся в потомках и проявляется, если не явно, то тайно до поры до времени. Промысел Божий никогда не оставляет сообщество людей, пока среди них есть истинно верующие, а потому попытка власть предержащих использовать храмы не по их назначению - бесполезное дело, чреватое бедами.  Жизнь людей при наличии храма и их участие в церковной жизни наполняют красотой, высокими нравственными традициями и устоями, облагораживают жизнь в целом.  Восстановление уничтоженных или забытых храмов и святынь - тенденция будущих благотворных перемен в жизни территорий.

 

Мануил Веретяк

История церкви Николо-Макарово

 

Возрождение многострадальных русских храмов, обезглавленных, оскверненных, разоренных, разобранных по кирпичику в век безбожия по всей матушке России… Труд этот искусительный, часто сопровождающийся непониманием, тайным и явным противодействием всех богоборческих сил, — по плечу немногим. И слава Богу, что этих немногих еще достаточно в нашем духовно ослабленном народе. В октябре 2015 года в селе Николо-Макарове Макарьевского района Костромской области состоялось историческое событие — освящение новой необыкновенной красоты деревянной церкви, названной как и в прежнем храме в честь особо почитаемого на Руси Святого — Николая Чудотворца. Это был плод восьмилетнего труда многих и многих людей: ближних и дальних, своих сельчан, приезжих и совсем незнакомых людей из Набережных Челнов, Москвы и многих других городов, для которых строительство Святыни стало делом совести, милосердия и делом своей жизни. В этой деревне огни не погашены…

 

В деревне Лаптево, что в трех километрах от Н-Макарова, живет семья Геннадия Ивановича и Тамары Александровны Уховых. Прожив много лет в Набережных Челнах, они вернулись на родину. Что заставило супругов уже в зрелом возрасте из городских удобств вернуться в вымирающую деревню, в старый полуразвалившийся родительский дом, без воды и центрального отопления, с заросшей травою землицей? История их возвращения удивительная. Жизненные невзгоды, потеря близких людей привели немолодую женщину к Богу и на благодатные труды, связанные со строительством на родине новой церкви, труды, которые под силу далеко не каждому крепкому мужскому плечу. Но она сумела преодолеть всё, чтобы вновь услышать колокольный звон родного храма и церковное пение первой Божественной литургии.

 

Мы беседуем с Тамарой Александровной за чашкой травяного чая с постными пирогами в том самом родительском доме, и передо мной одна за другой встают картины пережившего ею недавнего прошлого.

 

Рассказывает Тамара Александровна:

 

— Все это не от меня, а от Бога. Жили мы в Набережных Челнах, и в 2006 году я поехала в Удмуртию (было это в Великом посту) в местечко Поршур, в храм Николая Чудотворца, которому больше ста лет. Храм был деревянный, намоленный, он никогда не закрывался, даже в самые худшие времена. Жила я там целую неделю, и это время оказалось для меня судьбоносным. Меня поразило село. Оно было живое, как в моем детстве, где каждый с тобой здоровается, где лошади с санями — обычное дело, где воздух пропитан таким родным и манящим… Там к памятнику погибшим воинам зимой прочищена дорожка, а на месте, где когда-то был алтарь старого храма, люди хранят памятный столбик, окруженный иконками. Как там люди берегут память, как почитают святые места!… А у нас, в Николо-Макарове на месте храма был пустырь!!!…

 

Домой я приехала «больная» своей родиной и первое, что сказала мужу: «Гена, поедем домой». И мы приехали, правда, не сразу, а только через три года. А то лето 2006 года мы с мужем провели на родине, в Лаптеве. Перед поездкой я пришла к своему батюшке, рассказала все, что меня мучало, и вот что он сказал: «Поезжайте, идите к Благочинному, едьте в Епархию и стройте.” Через несколько дней я была уже в Макарьеве.

 

Тамара Александровна рассказала, как собирали они всем селом подписи, как по благословению отца Алексия отослали письмо в Епархию, как получили положительный ответ и в 2007 году уже ставили на месте храма поклонный крест, а в 2008 — закладывали новый храм:

 

— На строительство храма был благословлен отец Иоанн из села Нежитина. В то лето мы пригласили всех своих родных и знакомых в отпуск на родину. Был август, стояла неимоверная жара, отец Иоанн привез все необходимое: цемент, арматуру, отслужили молебен — и за дело. Помогали сельчане, носили воду, песок, цемент, но основной силой были наши мужчины, не отказал никто, к кому обращались за помощью, без их участия это было бы невозможно. Потом батюшка завез лес, нанял работников, срубили сруб и… он у нас стоял два года безкрыши. А сердце болело, денег нет, сруб мокнет…Как -то я поехала в Любимовку на службу, поделилась с батюшкой Михаилом своими сомнениями, и вот что он мне сказал: «Храм строим не мы, храм строит Господь. Вы молитесь: «Господи, построй нам храм, жаждем молитвы». Сказал просто и мудро, и мои сомнения ушли, а на душе стало легко. Слава Богу, нашлись и деньги, и крышу закрыли, и крест Соборный поставили на Воздвижение. Когда крест освящали, к батюшке подошла пожилая женщина Александра Ивановна Корепова и сказала, что у нее на чердаке лежит распятие из нашей разрушенной церкви. Батюшка Иоанн отвез его в свой Нежитинский храм и хранил там до 2014 года. Назад привез на Воздвижение, когда уже был сделан свет и отопление.

 

И вот, 2015 год. Лето на исходе, а у нас нет алтаря. Молились Николаю Чудотворцу, читали акафисты. И происходили чудеса. Люди снова приносили деньги, и на них были сделаны все внутренние работы. На последнюю крупную сумму мы сделали добротный забор из профнастила. Снова собрали всех наших мужчин и за один день поставили все 36 столбов! Устали неимоверно, но сколько было радости! Все 8 лет нам помогали добрые люди: деньгами, материалами, своими руками, транспортом. Жертвовали крупные суммы на соборный крест, колокола, купол… С Божией помощью оказалось все возможно. Нам помогал Господь, молитва и добрые люди. Я никогда не забуду доброту и душевную щедрость тех, кто помогал нам, живя за тысячи километров и отдавая последнее, и среди них — Анну Григорьевну Студентову, Евгения Александровича Чернова из Набережных Челнов, пенсионеров, пожертвовавших свои сбережения (их уже нет с нами, вечная им память…), молодую девушку Свету, студентку — сироту, отдавшую часть своей грандпремии на храм….

 

Тамара Александровна приводила и приводила примеры, а я думала о том, сколько прекрасных, благодарных слов хотелось бы сказать о всех, кто помогал строить храм, о батюшке Иоанне, об этой простой русской женщине, для которой желание творить добро было настолько велико, что преодолело все преграды и стало реальностью. «На таких людях и держится наша матушка Россия…»,- сказал мне при встрече отец Иоанн. Это правда. И они здесь, среди нас, они не выставляют себя, свои дела на показ, живут просто и скромно, молятся Богу и верят в добро. Когда после разговора мы возвращались в Н-Макарово, Тамара Александровна сказала, что у них о храме есть замечательная песня с такими словами: «Здесь село родное, здесь наш край. Здесь наш покровитель и Святитель Николай…» Это действительно о них. Вот так счастливо закончилась эта история. Хотя, нет, она продолжается, ведь теперь их родная Николаевская церковь, охраняемая небесным покровителем, вдохнула новую живительную силу и зажила полнокровной жизнью.

 

Село будет жить

 

Галина Николаевна Сизова, директор Н-Макаровской школы:

 

— Конечно, когда много лет ходишь мимо и видишь жалкие останки храма, на душе как-то неуютно и пусто. Сначала мысль Тамары Александровны показалась мне нереальной, но очень захотелось ее поддержать, и мы начали собирать подписи… И когда появились первые результаты, сомнения мало-по-малу стали рассеиваться, появилась реальная цель, которой очень хотелось добиться, мы писали объявления, призывы, и люди откликались, помогали, кто чем мог. Когда же все свершилось, на душе было так радостно и хорошо и, конечно, было чувство огромной благодарности всем, кто помогал строить. Я думаю, что это очень важно для села. Если церковь у нас живет и действует, значит, и село будет жить и не умрет, как многие деревни и села. Для наших детей это тоже очень большой исторический, культурный и духовный пласт, в котором они будут жить.

 

Светлана Алексеевна Деревянкина, учитель:

 

— Благодаря Тамаре Александровне, этой удивительной женщине произошло мое воцерковление и не только мое, но и других женщин, три года посещавших церковный дом по воскресеньям, где мы читали часы, акафисты. Она была для нас как духовный наставник. Так что, к моменту завершения строительства храма у нас уже был свой небольшой приход. А сейчас мы с Еленой Николаевной Поспеловой учимся у матушки Татьяны клиросному пению. Пока сложно, но я думаю, что с Божией помощью нет ничего невозможного. Сейчас наш духовный наставник — батюшка Иоанн. Он приходил к нашим детям в школу, и дети впервые после его визита посетили храм. В храме им понравилось, понравились иконы, пение, водосвятие, ведь детская душа более отзывчивая и чистая и способна воспринимать слово Божие.

 

Елена Николаевна Поспелова:

 

— Очень бы хотелось, чтобы люди сделали тот самый первый шаг к храму, пока дорога широкая и светлая, не через скорби, болезни, потери, а так, как делают это дети.Теперь у нас все рядом, и усилий больших не надо, не надо ехать далеко, надо только, чтобы душа захотела общения с Богом, христианской любви.

 

 Историческая справка

 

История Николаевской церкви продолжается на протяжении трех веков, с перерывом в служении с 1937 по 2007 год. Первое упоминание о ней идет с 1690 года, а ее первым священником предположительно был отец Исидор Симеонов.

 

В октябре 1729 года в селе была построена и освящена еще одна церковь в деревянном исполнении во имя Успения Пресвятой Богородицы, и с того времени в Макарове действуют две церкви — теплая и холодная.

 

В 1809 году в Макарове возводится каменный храм с тремя престолами: в честь Успения Пресвятой Богородицы, Федоровской иконы Божией Матери и Николая Чудотворца. В разное время в сей церкви служили священниками Григорий Иванович Флоренский, Павел Дмитриевич Пиняев, Иоанн Александрович Дружинин, Василий Иоанович Красовский, Николай Виноградов. Алексей Николаевич Спасский — последний священник, служивший с 1911 до 1937 года.

 

В 1918 году церковь была отделена от государства, и на церковные общины были наложены непосильные налоги. А после 1930 года началось планомерное применение репрессивных мер по отношению к духовенству. Вероятно, по этой причине прекратил служение в 1937 году и А. Н. Спасский. В 1939 году церковь была официально закрыта, а ее здание было передано под использование для школы. После войны, при постройке жилья в Дорогине, было разрешено церковь разобрать, что-бы кирпич использовать для строительства жилья.

 

 

 

 
  Храм Н-М


С 2007 по 2015 год по благословению Архиепископа Костромского и Галичского Александра, при поддержке и помощи местного духовенства в Н-Макарове построена деревянная церковь в честь Святителя Николая Чудотворца.

 

М. Пелевин.

 

 

Гос.архив Ивановской области

 

.Фонд 2953 опись 1 дело 1060 «О закрытии церкви в селе Николо-Макарово Николо-Макаровского сельского совета» начато 14 июля 1939 года окончено 10 ноября 1939 года на 8 листах

 

 В президиум Николо-Макаровского сельского совета от Председателя общины верующих Никольской церкви Малахова Дмитрия Ивановича

 

Заявление

 

 Я, Малахов Дмитрий Иванович, состою членом общины верующих и замещаю помершего Председателя общины верующих, т.е. выполняю обязанности председателя. Со своей стороны заявляю, что наложенный на общину подоходный налог является для общины невыносимо тяжелым и платить его я отказываюсь, а также вместе с этим от церкви также отказываюсь и слагаю с себя Председательство общиной верующих, при чём прошу сельсовет принять от меня ключи от церкви. Больше прошу не считать меня членом общины верующих с 13 июля 1939 года. К сему Малахов Д. И.,

 

 но за неграмотностью по его личной просьбе расписались: Никольский, Королёва, Спасский.

 

Заведующий общим отделом Макарьевского РИК: Клятышев.

 

Выписка из протокола заседания пленума Николо-Макаровского сельского совета от 14.07.1939 года.

 

Присутствовало членов пленума 15 человек. Актив: 15 человек.

 

 «…Учитывая, что община верующих согласно положениям и решениям Правительства договор не выполняет, ремонт не производит, налоги не платит и платить отказывается, а также отказывается от молитвенного здания (церкви) просьбу правления общины удовлетворить. Просить РИК церковь закрыть и разрешить использовать под культурные цели или же под складские помещения.»

 

Председатель: Васильев И. П. Секретарь сельского совета: Гусев.

 

Выписка из протокола №17 заседания президиума Макарьевского РИК от 27 июля 1939 года. Слушали: решение пленума Николо-Макаровского сельского совета о рассмотрении заявления председателя общины верующих Никольской церкви в селе Макарово Малахова Д. И.

 

Постановили:

 

рассмотрев предоставленный материал и заявление правления верующих об отказе использования церковных обрядов, молитвенного здания и акта сдачи ключей председателем общины от 27 июня 1939 года, церковь как таковая не функционирует с 1937 года и двадцатки не существует с 1933 года, а существует лишь правление в количестве 4 человек, а с 1937 года не платили налоги, исходя из вышеуказанного просить церковь закрыть и разрешить использовать под культурные цели.

 

Председатель РИК: Г. Хорьков. Секретарь: Апекишев. Зав. Общим отделом: Ломтев.

 

 

 

Справка Выдана настоящая Макарьевским РФО в том, что на церковь Николо-Макаровской общины верующих начислено местных налогов: Земельной ренты 40 рублей Налог со строений 1334 рубля 40 копеек Всего 1374 рубля 40 копеек. Из них на 23 октября 1939 года поступило только налога со строений 462 рубля.

 

Председатель РФО: Ермилов. Глав.бух.: Высоцкая.

 

 

 

Письмо председателя Николо-Макаровского сельского совета Васильева И. П. заместителю председателя Ивановского губисполкома т. Дробышеву. «Уважаемый товарищ Дробышев. Я, Васильев Иван Петрович, работаю председателем Николо-Макаровского сельского совета с 1.02.1939 года по 01.07.1939. Я кончил курсы Советского актива при Вас и на нашем выпуске Вы, товарищ Дробышев, давали нам наказ, чтобы внедрять культуру на селе. Я, как только приступил к обязанностям председателя сельского совета, сразу провел работу среди населения о закрытии церкви и общины. Мы вынесли решение пленума сельского совета о закрытии церкви, так как община не выплатила деньги – земельную ренту и налог. Мы вывешивали объявление, но никто из общины на него не откликнулся, а Макарьевский райисполком наше решение утвердил и материалы послал на окончательное утверждение к вам в область. Времени прошло около месяца, но мы не можем получить Вашего решения, а поэтому прошу Вас лично, товарищ Дробышев, ускорить это дело и сообщить нам сразу же, как нам помещение церкви (неразборчиво) к дням великого праздника Октябрьской Революции открыть клуб, в чём и прошу Вас убедительно.» Печать сельсовета Подпись: Васильев.

 

 Решение Ивановского облисполкома. Протокол №250 от 10 ноября 1939 года №9687. «Договор с религиозной общиной расторгнуть, церковь закрыть и передать для использования под культурно-просветительные цели. Настоящее решение провести с соблюдением статей 36, 37, 39, 40 постановления ВЦИК и СНК РСФСР от 8.04.1929 года» Председатель облисполкома: Кузнецов.