Глубоково

На берегу реки жила старая сосна. Никому не было дела, как горевала она  и плакала своими смолистыми слезами.  Однажды мимо сосны прошли люди: мужчины, женщины и дети. Были они грустные и усталые, несли на себе свои нехитрые пожитки. Это были раскулаченные крестьяне, пять семей из близлежащих деревень. Из своих добротных домов их выселили, лошадей отдали в колхоз. Люди взяли только то, что смогли унести в руках. Семьи были многодетные, дети маленькие и постарше шли вместе с родителями, терпеливо снося все тяготы и мечтая об отдыхе и куске хлеба. Люди посидели у сосны, увидели вдали речку, дубовую рощу и пошли осматривать место. В километре от реки решили строиться. Много дней и ночей тревожно было сосне, потому что оттуда, куда ушли люди, слышались звуки пил и стук топоров. Сосна догадалась, что люди строят дома. Её это обрадовало. Ей захотелось всё это увидеть и может быть даже помочь. И если бы это случилось, сосна бы увидела пять новых домов, стоящих в один ряд. Свою новую деревню люди назвали Глубоково.

Так поселились и стали жить на новом месте семьи Андрея и Алексея Зайцевых, Александра Виноградова, Ивана Уруева, Алексея Копылова. В этих семьях подрастало шестнадцать детей. Несколько лет было спокойно. Люди обжились на новом месте, сеяли яровые, сажали картофель, гнали деготь. Молодые ходили мимо сосны в большое село погулять. Только однажды ночью сосна увидела зарево и услышала крики людей.

В небо летели снопы искр, валили клубы дыма. В деревне случился пожар. Ветер донёс до сосны запах гари. Ей стало страшно. Но усилиями людей пожару не дали распространиться, сгорел только один дом. Потом опять стучали топоры. Всем миром дом отстроили. Но лет через 20 опять пришла тревога. Происходило что-то непонятное. Люди, только обжившись, вдруг снова стали переселяться. Мимо сосны они опять везли на санках свои вещи, вели скот. Они разобрали свои дома, перевезли бревна и вновь поставили дома на горе в деревне Козлово. Что случилось? Понятно стало совсем скоро.

По весне со стороны реки послышался шум. Вглядываясь вдаль, сосна увидела, что река на глазах разливалась, воды становилось всё больше. Такого никогда раньше не было. Скрылось под водой то место, где была деревня. Медленно исчезла под водой дубовая роща. Сосна со страхом наблюдала, как вода приближалась к ней. Она подумала: «Вот и пришла моя гибель. Я так хотела увидеть речку, и вот она совсем рядом. Но почему-то мне не радостно, а очень страшно». И тут случилось чудо. Вода остановилась. Было это в 1956 году, когда пустили Горьковское водохранилище.Сосна немного успокоилась. Она поняла, что будет теперь расти на берегу реки, как и мечтала. Вода была холодной и мутной. Но постепенно муть осела на дно, и вода стала такой прозрачной, что в ней отразились облака и прибрежные кусты. Однажды утром, когда вставало солнце, и вода в его лучах стала серебристой, сосна впервые увидела в реке свое отражение. Что же она увидела? Два уродливых толстых ствола переплелись, а потом, как бы оттолкнулись друг от друга.Сосна себе не понравилась. Но не все было так плохо. Обрадовала сосну ее зеленая, густая, пушистая крона, как шапка. Корни надежно держали ее, ветерок играл верхними ветками. Сосна подумала, что люди не будут замечать ее, а если и заметят, то скажут о ней что-то нелестное. С годами, жители полюбили старую сосну. Здесь назначают свидания, присядет отдохнуть усталый путник, да и горожане облюбовали это место для своего  отдыха. Люди соорудили  недалеко от сосны столик и лавки, поддерживают чистоту и порядок. И сосне все это нравится. Она хорошеет год от году.

Зубова Алена

 

 

Заварино

Деревня Заварино  перед войной насчитывала 12 дворов. Заваринский сосновый бор защищал всю деревню от ветров. Это неописуемое красивые места, где  три реки:  Волга, Унжа, Нёмда,  сливаются в одну большую могучую реку, делая местность полуостровом. Отсюда и пошло название «угол», «деревни угла». Фамилию все деревенские носили одну – Гордеевы. Семьи были большие, работящие. У каждой семьи был свой огород, который был большим подспорьем. Кроме всего, необходимо было сдавать государству налог - мясо, яйца, шерсть, а если своего подворья  не было, то налог «отрабатывали». За тех, кто не мог работать в колхозе во время «жгонки» и «весновки», налог отрабатывали члены их семьи. Для этого выдавали специальные листки. Женщины работали в колхозе и занимались хозяйством. Дети работали вместе с родителями. Мужчины вынуждены были заниматься  не только сельским хозяйством, но и отходничеством:  ходили жгонить, работали на лесосплаве.

Нас у матери было семь человек детей. Многие матери были героинями, например,  Мария Павловна, Евдокия Васильевна.

Когда началась война, мужчины из нашей деревни тоже ушли на фронт. В деревне остались только старики, женщины и дети, которые, как могли выживали и  чем могли, тем и помогали фронту. Дети теребили лен, помогали матерям по хозяйству управляться. У моей матери была медаль за работу на трудовом фронте в годы Великой Отечественной войны 1941-1945гг.   

  Испокон века Заваринский бор был излюбленным местом отдыха всех людей. По достоинству красоту этой деревни оценили городские жители, которые каждое лето приезжают сюда с семьями  и над умирающей деревней вновь слышен детский смех.

Никитина Александра Павловна

 

Иваново

Деревня Иваново  расположена  в одном километре  от деревни Огарково.  В каждой деревне был свой колхоз: в  Огаркове – «Бригадир», в Иванове -  «Инициатор».  В Огаркове, кстати,  находилась контора от Юрьевецкого пивного завода, когда сам завод был в Юрьевце, в те времена районном центре. Многие жители работали на заводе и тем самым пополняли семейный бюджет. Когда колхозы объединили, то председателем стал Семенов А.И., а бригадиром Семенов В.П.

Жителей в деревнях было много, в некоторых семьях по 10-12 человек.   Моя мама жила в деревне Огарково, а вышла замуж за ивановского парня и переехала жить в  Иваново.

В каждой деревне была своя конюшня. Все взрослые работали в колхозе, выращивали хлеб, картофель, лен. Зерно мололи на мельнице, а лен складывали в ригу и сразу околачивали его. Учет урожая велся очень строго. За воровство наказывали. В те годы был введен закон  «О невыходе из колхоза».

 Весь тяжелый труд тогда держался на лошадях. Заготавливали древесину и на лошадях возили ее на берег Унжи. Также возили для отопления заводов и мельниц. Работали дружно.

Зимой молодежь собиралась в одном из домов на вечеринку, пели песни под гармошку. Кроме вечеринок были  «поседки», где девушки занимались рукоделием, а парни веселили их да жену себе приглядывали.

 

Из библиотечного альбома

Исаково

 Село Исаково раскинулось на берегу реки Унжи своими тридцатью  домами.  Рядом были деревни Слуда и Васьково. Каким-то образом все эти деревни слились в одну. В селе была Крестовоздвиженская церковь зданием каменная, с такой же колокольнею, построенная  в 1810 г., однопрестольная – в честь   Воздвижения Честного и Животворящего Креста Господня.    При ней другая  церковь, тоже каменная, построенная в 1795 г., двухпрестольная: в честь трех святителей:Василия Великого, Григория Богослова и Иоанна Злотоустого, св. Апостола и Евангилиста Луки. Ограда каменная, крытая железом.  Кладбище в церковной ограде. В середине 1950-х гг. место, где стояло село Исаково, попало под затопление Горьковским водохранилищем.

Храмовый праздник праздновали 27 сентября – «Звиженьев День»,  по местному. В 1941 году церковь была закрыта и разорена. В ней открыли орсовский магазин для сплавщиков леса.

От Исакова через реку Унжу был перевоз на пароме. Перевозили все: грузы, людей, лошадей с возами, переправлялись летом на покосы на левобережье. Там метали сено в стога, которые зимой на санях возили на фермы. По левой стороне рядышком с деревней Клоково, стояла  деревня Черемисково.

Во время прихода большой воды все это затопило: и село, и храм, и кладбище.

Только остов церкви в тихую погоду иногда виден под небольшими волнами Юрьевецкого моря. 

 

Из библиотечного альбома

Кривоeзерский монастырь

Основан в 1624 году. В 1676 году уже имел две деревянные церкви:

-  Церковь во имя Живоначальные Троицы с приделами:

Пресвятые Богородицы Знамения,

Благоверного князя Александра Невского,

Священномученика Онтипы,

Преподобнаго отца Варлама Хутырского

 

- Церковь во имя чудотворца Николая.

Со временем построены каменные церкви:

Соборная каменная с 1754 года во имя Святой Живоначальной Троицы с приделами:

В честь Знамения Божьей Матери 1741г.

Во имя Святителя Николая 1755г.

Каменная колокольня над святыми вратами 1795г.

Каменная церковь во имя Благоверного князя Александра Невского 1796г. с приделами:

В честь Сретенья Господня 1835г.

В честь Покрова Пресвятые Богородицы 1835г.

Каменная церковь во имя Священномученика Антипы 1799г.

Большой каменный пятиглавый собор в честь Иерусалимской иконы Божьей Матери 1827г. с приделами:

В честь Преображения Господня да Сергия Радонежского и Варлаама Хутырского.

Да две каменных часовни: одна в Юрьевце на монастырской земле (ниже города), другая, называемая молельней блаженного Симона, на холме, на месте слияния окружающих монастырь озёр.


 

Свято-Троицкая Кривоезерская пустынь Костромской епархии (П. Алексий Воскресенский, тип. Азерского Кострома, 1904г.)

«Пустынь сия находится в Костромской губернии на левом берегу Волги, знаменитой русской реки, кормилицы-матушки. Она расположена не вдалеке от нея, по прямому направлению не более одной версты. Прямо перед нею,на противоположном берегу Волги раскинулся уездный город Костромской губернии, Юрьевецъ-Повольский, с егоцерквями и домами. Самая пустынь построена на песчаных холмах. Она с трёх сторон окружена озёрами. Кривым,от коего и получила название Кривоезерской, Змиевым и Лопённым; окаймляется ещё полями и рощами, состоящими большей частью из берёз, сосны и отчасти дуба. С южной стороны монастыря тянутся на протяжении нескольких вёрст песчаные возвышенности, называемыя Асафовыми горами.

Во время разлива реки Волги и двух соседних рек Унжи и Нёмды, впадающих в неё несколько выше обители,— когда вода их соединяется с водой озёр монастырских, монастырь представляет собой живописный вид. В особенностипрелестный вид представляется вашим глазам с противоположной монастырю горы города Юрьевца. Тогда пустынь, находящаяся на луговой стороне и окруженная отовсюду водами, представляется как бы стоящей на острове. Скромные белые здания пустыни резко выделяются из массы тёмных вод. В это время взгляд, брошенный наблюдателемс противоположной стороны, навевает на душу какие-то сладостно-грусныя и неземныя чувствования. Картина поистине достойная кисти художника!..»


 

(Пророкова С. «Левитан» Мол.гв. М. 1960) «Левитан бродил по Юрьевцу, богатому старинными церквями. История, ещё более древняя, чем плёская, листала перед ним свои удивительные страницы… Юрьевец привлёк симпатии художника. Обворожил его один монастырь, расположенный в лесу на противоположном берегу около большого Кривого озера. Дивные истории рассказывали Левитану о прошлом Кривозерского монастыря. Левитан слушал легенды и всё чаще переезжал на лодке к монастырю. Шел по узким хрупким лавам, бродил вокруг массивных башен. В альбоме появились первые эскизы… Левитан писал с редкостным увлечением и упорством. Картина нравилась самому. Тишина, предвечернее умиротворение. «Тихая обитель» произвела огромное впечатление на выставке. Увлеченный полюбившимся поэтическим мотивом, он ещё один раз повторил его в картине «Вечерний звон»…

«Кривоезерская пустынь представляет собою квадратный четвероугольник, в середине коего помещаются четыре монастырских храма, а по бокам братские келии, трапеза и каменная ограда с двумя большими башенкамина юго-западной и северной сторонах обители. Над святыми вратами помещается довольно высокая колокольня.


 

Основание пустыни относится к первой половине ХVII столетия. Она основана вследствие предсказания одного раба Христова, блаженного Симона Юрьевецкаго, что «через сорок лет по кончине на том берегу будет создана обительна спасение инокам.» Блаженный скончался в 1584 году, следовательно, первоначальное основание пустыни должно относится к 1624 году, когда здесь поселилось несколько любителей безмолвно-уединённой жизни. В 1641 году пустынножители уже имели храм Пресвятыя Троицы с четырьмя приделами. Первоначальником пустыни был первооснователь ея строитель монах Симеон, муж аскетического направления.»

В 1676 году в церкви « в олтаре, за престолом образ Пречистыя Богородицы Одегитрия, в пределе Пресвятые Богородицы Знамение образ Богородицы Знамения, в пределе благоверного князя Александра Невского образ Пречистыя Богородицы Владимирския, в пределе Святого великомученика Антипы образ Пресвятые Богородицы Знамение, в пределе Варлаама Хутырскаго образ Пресвятые Богородицы Одигитрия. В монастыре много книг письменных и печатных. В тёплой церкви Николая Чудотворца образ Пречистыя Богородицы Владимирския».

Монастырь владеет многими пашенными, сенокосными и лесными угодьями. «А в монастырь же, строителю з братиею Государева жалованья указана руга по осми рублев на год по Государевой грамоте из приказу Болшого двораза приписью дьяка Смирнова Богданова 162-го году (1654 г.) в Юрьевце Поволском ис таможенных доходов. А под хлеб пашню пашут и всякую работу работают собою и наемными работными людми. У монастыря ж двор конской, да двор скотской, да гумно. А во дворе живут наемныя переменныя люди из найму.»

«Большую известность и уважение обитель Кривоезерская приобрела с 1709 года, когда новоначальный инок этой обители Корнилий, в мире Кирилл Уланов царский иконописец, в первые дни по своем пострижении написал икону Божьей Матери, именуемую Иерусалимскою.»

«Молодой придворный царский изограф (иконописец) Кирилл Уланов много времени проводил в Успенском соборе Московского Кремля перед иконой Иерусалимской Богоматери. (Незадолго до этого наши юрьевецкие иконописцы были вызваны и подновляли росписи Московского храма после нашествия поляков).

Он, уже известный иконописец, писавший иконы для родственников царской семьи (Нарышкиных), пытался постичь тайну древнегреческого написания икон, постичь мысли иконописца, создавшего это уникальное произведение, найти силы и вдохновение для создания такого же. Но это придет к нему позже в Юрьевце Повольском в Кривоезерскойпустыни…»

«Одна из наиболее чтимых в христианском мире Богоматерных икон — есть Честная икона Ея Иерусалимская, по древнему церковному преданию, первоначально написанная святым Лукой в пятнадцатое лето по Вознесении Господана небо и долго потом стоявшая в Гефсимании, у гроба Пречистой Богоматери, почему ей и усвоено было наименование Иерусалимской.»

Греческий император Лев Великий перенес её в Константинополь, где она спасла город от скифов. Затем перенесенав Храм Влахернский, откуда попала в Херсонес Таврический. Крестившийся здесь святой князь Владимир перенес еёв Киев, откуда послал её в Новгород Великий. Иван Грозный вывез её в Москву в Успенский собор.

В 1812 году, французы похитили её и увезли в Париж, где в соборе Парижской Богоматери она находится и поныне.

Удалившись в келью, Корнилий приступает к осуществлению своей мечты — написанию иконы Иерусалимской Богоматери. Икона написана весной 1709 года, «во время поста», на одном дыхании, по памяти. Икона шириной 103,3 см высотой 153,1 см.

Монастырь украсил её серебряными вызолоченными венцами весом в 4 фунта 60 золотников, потом сделан серебряный вызолоченный оклад (пошло 700 листов позолоты и 100 листов серебра).

Вскоре, по написании святой иконы монах Корнилий был в Москве для сверения написанной им иконы с подлинником,а осенью пишет такую же для своей келии размером в 7 вершков (30,8 см.) По просьбе братии он пишет третью 115,7×81,2см, для того чтобы обитель не лишалась защищения Пресвятые Богородицы, в то время как уносили первую —«носимую».

Следует отметить, что влияние, воздействие иконы было таково, что она постоянно была носима по уездам, городам, сёлам губернии, её просили на свадьбы, больным. Благодаря пожертвованиям на икону, оплате за её ношение,Кривоезерский монастырь в XVIII веке построил каменный Троицкий собор, все каменные церкви, каменные помещенияи ограду, а для иконы особый Входоиерусалимский пятиглавый собор наподобие юрьевецкого.

В 1824 году, когда она находилась в соборе города Галича, проезжавший здесь император Александр I молитвеннопреклонил перед нею свои колени.

Много пережила и повидала икона за три столетия. В двадцатые годы она была неумело «подновлена», искажены цвета.Но и сейчас помогает нам в наших трудных жизненных ситуациях.

Земли за монастырем тогда было 261 десятина, угодий 1292 сажени (пашенная земля, сенокосные угодья, дровяной лес, негодная земля). Кроме того, в городе Юрьевце каменные дома и три торговые лавки, рыбные ловли на рекеВолге, мукомольная мельница, ветряная шатровая мельница при монастыре.

Внутреннее убранство церквей было ещё богаче и наряднее. Монастырь был 2-ой категории и никогда не закрывался.Описание хозяйства монастыря заняло бы много места, поэтому отсылаю интересующихся к «Историческим запискамо Троицкой Кривоезерской пустыне» написанной иеродиаконом монастыря Фелуменом. М. в тип. А. Семена, 1862г.

В конце ХIХ века на части земли монастыря на Юрьевской заводи строится большой лесопильный завод Бранта. Рядом вырастает большой поселок рабочих Новая слободка, и судоремонтны

http://www.yurevets37.ru

Кобылино

Деревня Кобылино (ныне Журавлево) расположена на крутом берегу реки Унжи. Почему она получила такое название, никто сегодня ответить не сможет.

В 1931 году образовали в деревне  колхоз и назвали его  «Красный колхозник». В него сразу вступили состоящие на учете по раскулачиванию хозяйства  Горохова Л.Н., Шестерикова Б.Н., Горохова А.В., Ларинова И.А., Липатова Д.А.,Исакова В.П.

Сельсовет располагался в доме Горохова Якова Ивановича, раскулаченного в годы коллективизации. На втором этаже дома размещались сельсовет и начальная школа, внизу – изба-читальня и сельский клуб. Сельский Совет объединял деревни: Василево, Высоково, Мытищи, Крупышево, Хмельничное и Кондратово. Первым председателем был Липатов Николай Иванович.

Школа в деревне была общеобразовательной с  трехгодичным обучением. Директором школы длительное время была Савина Анна Павловна. Ольга Голубева заведовала сельским клубом. Она заботилась о досуге сельчан, особенно, чтобы кинофильмы привозили вовремя, которые показывал киномеханик Сергей Кромкин. В клубе проводились собрания, читались лекции.

Изба-читальня в те годы была важным звеном просветительской работы, и библиотекарь Левин Аркадий понимал всю ответственность и важность своего общения с читателями. Сюда приходили за советом, за хорошей книгой, за свежей газетой.

Война призвала всех сплотиться: раскулаченных и бедняков. И отправились мужики сражаться с лютым врагом плечом к плечу за родную землю. Многие погибли на поле боя, умерли в госпиталях, а те, кому посчастливилось вернуться, всю свою жизнь посвятили труду.

В 1956 году название деревни, по просьбе ее жителей, было изменено на Журавлево. Название придумала биолог школы Шибаева Александра Сергеевна, проработавшая в школе почти 40 лет, вырастившая прекрасный фруктовый сад. Школа прекратила свое существование в 1982 году. Навигация по реке Унжа прекратилась в 1994 году.

 

По страницам библиотечных альбомов

 

Козлово

Название деревни, возможно, произошло от имени животного, хотя наши предки «козлом» называли глупого и самонадеянного щеголя, и скамью, на которой секли школяров, и два кола, перевязанных «крест-на-крест».

Деревня Козлово всегда была богата и знаменита своими делами. Люди здесь жили работящие. У каждого было свое хозяйство, коровы, лошади, сельхозинвентарь. Жители одевались в домотканое и в покупное. Сами ткали половики, полотенца, материал на  портки, портянки, онучи. Те, кто порачительнее, имели свое дело. Например, у Лисицина Ивана Яковлевича был свой ларек, а у Молоснова Алексея - две мельницы на реке Шомохте и еще одна на горе деревни Козлова. Они работали от зари до зари, но пришло время, и назвали их кулаками. Раскулачивали их публично. Всё выносили из дома, даже горшки с цветами, а с женщин снимали платья.

Деревня Козлово насчитывала 70 дворов, в семьях было по  восемь человек, а в некоторых по двенадцать. В трех дворах располагались начальные школы. В каждом классе было до сорока учеников. Классы были двухкомплектные: одна половина – первый класс, другая – второй. До сих пор бывшие ученики с благодарностью вспоминают своих учителей: Симонова Николая Яковлевича, погибшего на фронте, Евдокию Петровну, приехавшую из г. Макарьева, Ковшову Клавдию Ивановну, Мозжину Ираиду Ивановну, участницу Великой Отечественной войны, Логинову Веру Васильевну.

Была в деревне своя часовня, где молились всей деревней, но ее в 1943 году разрушил смерч, кроме того, смерчем были разрушены 22 дома, снесены крыши, сломаны балки. От дома Курносковых осталась только печь. Перед смерчем прошел обильный град, который выбил все стекла в домах на верхней улице.Колхоз образовался в деревне в 30-ые годы, название получил «Молодой трудовик». Затем, в 1957 году колхозы стали объединять и укрупнять. «Молодой трудовик» слился с «Нежитинским» и стал называться «Инициатор»,затем «Россия».  В 60-ые годы объединили с Вознесенским совхозом «Унженский». Председатели менялись часто: Логинов Николай Александрович, Захаров Кузьма Осипович, Малышев Андрей Елизарович, Малышев Федор Игнатьевич, Зайцев Алексей Яковлевич, Любимов Василий Александрович, Воробьев Александр Александрович. Агроном был один – Новожилов.

 

В 1963 году организовался Макарьевский лесопункт, а в Козлове был его Нежитинский лесоучасток. Константин Савельевич Устинов был первым начальником участка. Работали 6-7 бригад по 7 человек, 4 машины, в общем, около 100 человек. Построили 8 домов, баню, гараж, столовую, был даже магазин, в котором работала Евдокия Семеновна Финагина. По ее имени этот участок звали – Дунькина фабрика.

 

Трудовая слава о жителях деревни далеко шагнула за ее пределы. Например, семья Молоховых: Екатерина Григорьевна стала зубным врачом, Евдокия Григорьевна – учителем, Сергей Григорьевич – водителем локомотива. Малышев Александр Михайлович – секретарем Свердловского обкома партии. На праздники гуляли всей деревней: ходили в гости, пили вино, веселились и шутили, пели и плясали. Отдыхали в вечернее время, а днем все усердно работали. Основным и любимым праздником в деревне был праздник  Кузьма Демьян.

С годами деревня начала пустеть. Молодежь разъехалась по городам, а старики доживают свой век в одиночестве и воспоминаниях.

 

 

 

Моя малая Родина

С самого раннего детства, бывая в гостях у бабушки и дедушки в деревне Козлове, я влюбилась в берег реки Унжи. Когда я приезжала в гости, то каждый раз находила время, чтобы сходить в мой любимый уголок природы. Он прекрасен!

Крутой песчаный берег кажется величественным. А река каждый раз разная: то спокойная, то капризная, то грозная. Водная гладь притягивает мой взгляд и передаёт свой настроение. Весной берег особенно хорош: деревья стоят в зелёных нарядах, множество цветов радует глаза, молодая травка ласкает мои босые ноги.

Мы часто бываем там всей семьёй. Отдыхаем, любуясь необыкновенной природой, загораем, купаемся, катаемся на моторной лодке и рыбачим на удочку. И, если позволяет улов, варим вкусную уху.

Особенно привлекает наше внимание родник, в котором вкусная и чистая вода. Вода из этого родника прекрасно утоляет жажду и бодрит. За рекой есть болото, где растёт клюква. Клюква там очень крупная, вкусная и сладкая. Когда я училась в четвёртом классе, то впервые побывала там, увидела, как растёт клюква. Собирать клюкву - дело трудное! Но я очень старалась и набрала целых три литра.

Сама деревня небольшая, но очень уютная и чистая, а немногочисленные жители очень доброжелательные. Многие горожане приезжают отдыхать в Козлово, и им там очень нравится.Об этом месте вообще невозможно рассказать всё! Нужно просто съездить туда, увидеть своими глазами и влюбиться с первого взгляда.

 

Так, к сожалению, случилось, что моим бабушке и дедушке - Симановым Лидии Александровне и Николаю Васильевичу - пришлось уехать из Козлова, потому что их дом сгорел. Долгое время они скучали по своей деревне, да и сейчас вспоминают почти каждый день свою малую родину.

Симанова Юлия