Мешков Иван Николаевич

Мешков Иван Николаевич
Мешков Иван Николаевич

Родился 1893 году в д. Михайлово Макарьевского уезда Завражной волости Костромской губернии. Участник Первой мировой войны.
Был в  плену в Австро-Венгрии. Имел ранения.
Умер в 1966 г.

Мешков Александр Николаевич

Родился в 1895 году в д.Михайлово. Он участник гражданской и империалистической войн.  В годы первой мировой войны служил на военном эсминце "Азард". Вместе с ним служил Исаков Владимир Павлович - земляк из д.Кобылино.   Во время боевых походов и базирования они встречались со своими земляками из д. Мытищи - матросами Балтийского флота - Меркушевым Фёдором Николаевичем (подводная лодка  "Змея") и Меркушевым Николаем Алексеевичем (минный заградитель "Урал")."
Во время Первой мировой войны "Азард" нёс дозорную и конвойную службы, обеспечивал и прикрывал действия других сил флота в Балтийском море. В 1917 году "Азард" принимал участие в февральской революции, после чего, 7 ноября 1917 года, вошёл в состав Красного Балтийского флота.
С 10 по 16 апреля 1918 года "Азард", принимая участие в "Ледовом походе" Балтийского флота, совершил переход изГельсингфорса (Хельсинки) в Кронштадт, где с 10 по 15 августа занимался выставлением мин у Шепелевского и Толбухина маяков. В декабре принимал участие в боях против германских войск и эстонских буржуазных националистов в районеАзери-Кунда.В 1919 году осуществлял разведывательные рейды. 31 мая, "Азард", занимавшийся разведкой, под прикрытием линкоратипа "Севастополь" - "Петропавловск", столкнулся с кораблями противника.
Преследуемый семью британскимиэсминцами, "Азард" вывел их прямо под пушки линкора. Этот бой был единственным в истории  для линкоров этого типа.
5 августа 1919 года "Азард" артиллерийским огнем повредил английскую подводную лодку "Л-55", которая при уклонении от атаки подорвалась на английской мине заграждения и затонула.
"Азард" с 31.12.1922г. -"Зиновьев". С 27.11.1928г.- "Артем"

Сафонов Павел Степанович

12.06. 1889 г. - 31.01.1975 г.
родился   в д. Савино-Завражье. Участник Первой мировой войны. Прослужил в Царской Армии на флоте одиннадцать лет на военном корабле "Нарова".

Сафонов Иван Степанович

родился   в д. Савино-Завражье Макарьевского уезда Завражной волости. Участник Первой мировой войны. Служил в Царской Армии на флоте  на эсминце «Резвый». Участник русско-японской войны.

 

русский миноносец «резвый» 

октябрь 1904 — Вместе с однотипными миноносцами «Прозорливый» и «Пронзительный» включен в состав Догоняющего отряда 2-й Тихоокеанской эскадры под общим командованием командира крейсера «Олег» капитана 1-го ранга Л. Ф. Добротворского.

Январь 1905 — В связи с потерей лопасти винта и многочисленными неисправностями в машинах и котлах отстал от отряда в Джибути и вернулся в Средиземное море.

1908—1909 — Прошел капитальный ремонт корпуса на заводе фирмы «Сокол» в Гельсингфорсе с заменой водогрейных трубок в котлах и перевооружением.

1913 — В Санкт-Петербурге на заводе фирмы «Эклунд и Ко» были заменены водогрейные трубки в котлах, полностью отремонтированы механизмы и установлены щитовые тралы.

1914—1915 — Осуществлял боевое траление, нес дозорную и конвойную службы.

Январь 1916 — Вошел в состав 2-го дивизиона дивизии траления, использовался только как тральщик.

Февраль 1917 — Участвовал в Февральской революции.

7 ноября 1917 — Вошел в состав Красного Балтийского флота.

15 марта 1918 — Передан в распоряжение Финляндской Советской Рабочей республики.

13 апреля 1918 — Захвачен белофиннами в Гельсингфорсе. Включен в состав ВМС Финляндии под обозначением «S-4».

1922 — По Юрьевскому мирному договору возвращен РСФСР, признан устаревшим и сдан Комгосфондов для реализации.

21 ноября 1925 — исключен из списков судов РККФ.

 

командиры:

904 — Лейтенант А. В. Хохлов

1908—1913 — Капитан 2-го ранга С. Н. Дмитриев

1914 — Капитан 2-го ранга Ф. В. Васильев 5-й

Коршунский Арефий Федорович

Уроженец деревни Михайлово Завражной волости Костромской губернии. Участник русско-японской войны.

Фотография сделана  во Владивостоке 7 августа 1908 года с дарственной надписью своему брату  Коршунскому Михаилу Федоровичу.

Русско-японская война 1904-1905, возникла в обстановке усилившейся борьбы империалистических держав за раздел полуфеодальных Китая и Кореи; носила захватнический, несправедливый, империалистический характер с обеих сторон

Россия не была готова к войне на Дальнем Востоке. Располагая кадровой армией в 1,1 млн. чел. и запасом в 3,5 млн. чел., она имела здесь к январю 1904 лишь около 98 тыс. чел., 148 орудий и 8 пулемётов; пограничная стража насчитывала 24 тыс. чел. и 26 орудий. Эти силы были разбросаны на огромной территории от Читы до Владивостока и от Благовещенска до Порт-Артура.

Японский стратегический план предусматривал захватить господство на море внезапным нападением и уничтожением портартурской эскадры, затем высадку войск в Корее и Южной Маньчжурии, захват Порт-Артура и разгром главных сил русской армии в районе Ляояна. В дальнейшем предполагалось занять Маньчжурию, Уссурийский и Приморский края.

С 1901 в Петербурге велись русско-японские переговоры о разграничении сфер влияния в Маньчжурии. В декабре 1903 Япония ультимативно потребовала изменения позиции русского правительства и, несмотря на уступки России, 24 января (6 февраля) 1904 разорвала дипломатические отношения. В ночь на 27 января (9 февраля) 10 японских эсминцев, воспользовавшись беспечностью русского командования, внезапно атаковали русскую эскадру, стоявшую без должных мер охранения на внешнем рейде Порт-Артура, и вывели  из строя 2 броненосца и 1 крейсер. 27 января (9 февраля) 6 японских крейсеров и 8 миноносцев напали на русский крейсер "Варяг" и канонерскую лодку "Кореец", находившиеся в корейском порту Чемульпо. Поврежденный в неравном, героическом бою "Варяг" был затоплен своим экипажем, а "Кореец" взорван. 28 января (10 февраля) Япония объявила войну России.

Несмотря на победу, Япония была истощена войной, в ней росли антивоенные настроения, Россия была охвачена революцией, и царское правительство стремилось поскорее заключить мир. 18 (31) мая 1905 военное правительство обратилось к президенту США Т. Рузвельту с просьбой о посредничестве в мирных переговорах, которые начались 27 июля (9 августа) в американском городе Портсмуте. 23 августа (5 сентября) был подписанПортсмутский мирный договор 1905, по которому Россия признала Корею сферой японского влияния, передала Японии арендные права России на Квантунскую область с Порт-Артуром и южную ветку Китайской Восточной железной дороги, а также южную часть Сахалина.

 

Коршунский Александр Григорьевич

Родился в 1889 г.проживал в д.Михайлово.  Участник Первой мировой и гражданской войн. Сражался на  бронепоезде, который охранял стратегические объекты. Погиб под Харьковом в 1919 г.

 

на фото:                                               
 

 

 

Виноградов Василий Иосифович


  

Виноградов Василий Иосифович, уроженец Завражной волости Макарьевского уезда Костромской губернии.  Участник Первой мировой    войны.  (Краеведческие списки Нежитинского поселения).



Кузьмин Егор

Кузьмин Егор, уроженец д.Кобылино Завражной волости Макарьевского уезда Костромской губернии. Участник Первой мировой   войны.  (Именной список потерь на фронтах  Первой мировой и Гражданской войны по Нежитинскому поселению).


Исаков Алексей Иванович

 

Родился 16 марта 1884 года, по старому стилю, в семье крестьян деревни Кобылино Завражной волости Макарьевского уезда Костромской губернии. Из документов известно, что он был грамотен, а основным занятием являлось хлебопашество. По достижении 20-ти лет, 26 октября 1904 года его приняли на военную службу и определили на флот, где 13 декабря 1904 года новобранец Исаков был призван в 10-й флотский экипаж, базировавшийся на Балтике, в Кронштадте. По принятии присяги, 15 февраля 1905 года он был зачислен в матросы 2-й статьи. А через год - 1 января 1906 - стал матросом 1-й статьи. Моряки получали флотскую специализацию, и 1 октября 1906 года Исаков А.И. получил специальность минёра, возможно в Учебном минном отряде, а уже через 6 дней был переведён в 9-й флотский экипаж, располагавшийся в Либаве (современный порт Лиепая на территории Латвии). Именно там в те годы был сформирован Учебный Отряд Подводного Плавания (УОПП) для теоретической и практической подготовки экипажей зарождавшегося подводного флота России. Так дальнейшая судьба Алексея Ивановича оказалась связана с подводными лодками.

Через четыре месяца, а именно столько длилась подготовка рядового состава Подводного Плавания, его переводят в Сибирский флотский экипаж 15 февраля 1907 года. На Дальнем Востоке после неудач Русско-Японской войны укреплялся флот, по Транссибу была осуществлена переброска во Владивосток подводных лодок, образовавших целый отряд, а затем и дивизион. Там, во Владивостоке - на другом конце Империи нужно было защищать рубежи Отечества. Служба Алексея Ивановича, вероятно как общедивизионного специалиста, чью ленту на бескозырке украшала надпись "Подводное Плавание", а нарукавный штат - эмблема скрещённых мин, скорее всего, проходила на транспорте-мастерской "Ксения", выполнявшем вспомогательные функции для всех лодок, которые требовали постоянного ремонта. Во Владивостоке Исаков А.И. дослужился до старшего унтер-офицера: 1 сентября 1907 года был произведён в минеры квартирмейстеры, а через два года приказом Начальника Морских Сил Тихого Океана с 1 мая 1909 - повышен в минеры боцманматы, получив третью лычку на погоны. Там же после положенных 5-ти лет действительной военной службы Алексей Иванович решил остаться на сверхсрочную, куда был зачислен по 3-му разряду 15 сентября 1909 года приказом Заведующего Отрядом Подводного Плавания Тихого Океана. Ещё через два года 15 сентября 1911 года он был награждён единовременным пособием в размере 150 рублей (деньги по тем временам немалые), полагавшихся унтер-офицерам за отказ от увольнения в запас в течение двух лет после срочной службы .

Однако подходило время устраивать и семейную жизнь, а это значит - и готовиться к возвращению в дальние, но родные края спустя семь лет службы. 15 сентября 1911 года он переходит в наличие Сибирского флотского экипажа и через 10 дней приказом его Командира увольняется в запас флота. Думается, что Алексей Иванович вернулся в деревню завидным интересным женихом, и - судя по его фотографиям в морской форме - сильным и мужественным красавцем с лихо закрученными усами и сформированным жизненным опытом. 1 июля следующего года в Воскресенском храме села Нежитино Исаков Алексей Иванович повенчался законным браком с крестьянской девицей Марией Николаевой Меркушевой из соседней с Кобылино деревни Мытищи… Впрочем, мысль о флоте, наверно никогда не оставляла его. Через год, 12 июля 1913 года Исаков был зачислен из запаса на сверхсрочную службу по 3-му разряду на подводную лодку "Акула", с которой будет связана его оставшаяся жизнь, но уже на Балтике. 28 октября 1913 года приказом вр.и.д. Начальника 1-го Дивизиона Бригады подводных лодок Балтийского моря он перечислен во 2-й разряд сверхсрочнослужащих нижних чинов, после положенного срока пополнив ряды старших унтер-офицеров корабля. Один из старейших членов команды "Акулы" Никифоров Т.Н. когда-то служил вместе с Исаковым на Дальнем Востоке, и возможно, именно по его примеру Алексей Иванович попал на эту лодку.

К моменту своего зачисления в 1911 году в подводные силы Балтийского моря "Акула" считалась лучшей субмариной Российского Императорского Флота. В составе её экипажа в 1914 году Алексей Иванович встретил начало Первой мировой войны и участвовал в последующих боевых походах. Список нижних чинов "Акулы", состоящий почти полностью из унтер-офицеров, подтверждает характерную для всех подводных лодок особенность комплектования: в их команде практически не было простых матросов, поскольку служба требовала определённых знаний, навыков, работы со сложными механизмами. Исаков А.И. относился к младшему командному составу, и, являясь помощником боцмана, отвечал за минную подготовку подлодки. Его корабельная должность была тесно связана с техническими новшествами данной лодки, которую неоднократно переоснащали, пытаясь усовершенствовать и усилить вооружение. Трудность службы не в последнюю очередь была обусловлена тем, что лодка, первоначально предназначавшаяся в качестве позиционного минного заградителя, "миноноски", как тогда было принято называть субмарину, благодаря новаторству своих командиров превратилась в средство для ведения активных атак на неприятельские корабли.

Поскольку "Акула" стояла у истоков развития отечественной мысли в деле применения подводных лодок -

серьёзных побед она не имела, но именно ей принадлежит первая в истории российского флота атака подводной лодки по врагу. Она стала первой русской дизель-электрической ПЛ, применившей метод поиска противника в море, положив начало дальним походам и активным боевым действиям отечественных подводников. Это были будни в тяжёлых условиях, на рискованной по нынешним меркам технике того времени, в тесном и душном пространстве, под постоянный шум двигателей, при почти полном отсутствии физических мест для сна и отдыха. Надо понимать, что ПЛ "Акула" была новой для своего времени, но ещё в числе первенцев, во многом опытным путём проб и ошибок, открывавших эру российского подводного флота. Такие трудности делают честь отважному экипажу. Лодка действовала у берегов Финляндии, Прибалтики, Восточной Пруссии и Швеции, а базировалась Ревеле (соврем. г. Таллин в Эстонии). "Акула" совершила 17 боевых походов. Экипаж подлодки был неоднократно награждён разными степенями Георгиевской Медали - "медали за храбрость", а двое подводников получили Георгиевский крест 4-й степени. В числе других Исаков А.И. был награждён ГМ 4 степени № 487257 "За подвиги мужества и храбрости, проявленные во время боевых операций в Рижском заливе, согласно ст. 145 п. 5 Георгиевского Статута" (Приказ Командующего Флотом Балтийского Моря от 20.09.1915 № 991). Помимо этой медали Алексей Иванович имел и две памятные медали: "В память 300-летия царствования Дома Романовых" и, пожалованная экипажу 28 февраля 1915 года, медаль "В память 200-летия со дня первой морской победы Императорского Российского флота при Гангуте" для ношения на груди на Андреевской ленте. На "Акуле" 12 июля 1915 года он был награжден и узким золотым шевроном, полагавшимся унтер-офицерам за четыре года сверхсрочной службы, в добавок к уже имевшимся широкому и узкому серебряному шевронам - за 2 года сверхсрочной службы и поступление на неё.

Несомненно, к 1915 году это были уже "старые и опытные подводники", как свидетельствует о членах команды "Акулы" в своих дневниках их современник, командир подводной лодки "Окунь". И "Акула" добилась бы успеха, если бы не стала случайной жертвой и первой потерей отечественных подводных сил в ту войну. В свой последний боевой поход подлодка вышла с военно-морской базы Ревеля 14 ноября 1915 г. (по старому стилю) для постановки минных заграждений у вражеской акватории в районе Мемеля-Либавы. На следующий день, вечером 15 ноября русские наблюдательные посты видели, как подлодка укрывалась от шторма у берегов, после чего она вышла в море, но обратно ни к назначенному сроку 22 ноября, ни к дате истечения крейсерского запаса 26 ноября - так и не вернулась. Потеря "Акулы" была засекречена до окончания войны. Письменные сведения о гибели Исакова А.И. были отправлены на его родину Макарьевскому уездному воинскому начальнику только 7 апреля 1917 года. После наступления окончательной смуты память об этих людях была вовсе предана забвению, так как в послереволюционной России герои "старого режима", и участники так называемой "империалистической войны" стали не нужны, несмотря на то, что все они служили защите Родины.

Так получилось, что почти 100 лет экипаж "Акулы" считался пропавшим без вести. Отсутствие точных сведений о судьбе "Акулы" породили множество гипотез о причинах её загадочного исчезновения, среди которых встречались и откровенные обвинения экипажа в ошибке. Но к чести погибших подводников правда и память восторжествовали, когда в конце июня 2014 года в канун вековой даты начала Первой мировой войны останки подлодки были обнаружены у побережья Эстонии. Согласно экспертному заключению ПЛ "Акула" погибла при выходе на боевое задание, двигаясь в надводном положении, в результате подрыва носом на дрейфующей мине. После подрыва, вероятно, детонировали и разорвались носовые торпеды "Акулы", в результате чего носовая часть была оторвана и лодка, не имевшая герметичных отсеков, затонула в течение менее 1 минуты. И даже, несмотря на обнаруженный открытым люк боевой рубки затонувшей субмарины, понятно, что у подводников "Акулы" не было никаких шансов на спасение в ледяной ноябрьской воде Балтики. Это произошло 15 ноября 1914 года, примерно через 2 часа, после отхода от места ночной стоянки. Так, вместе со всем экипажем во время боевого задания погиб "За Веру, Царя и Отечество" и Алексей Иванович Исаков - выполняя воинский долг согласно данной присяге. Известие о нахождении "Акулы" в наши дни стало важным событием в истории флота, сама же лодка должна быть признана российским воинским захоронением.

Детей у Алексея Ивановича и его жены не было. Отец - Исаков Иван Захарович, старший брат - Исаков Павел Иванович. Племянник Алексея Ивановича - Владимир Павлович Исаков в годы войны так же служил моряком на Балтике, на эсминце "Азард".

А.Русаков


Телеканал "Звезда"

«Акулу» времен Первой мировой опознали в Эстонии

30 июня 2014, 15:50

Боевую российскую субмарину опознали по буквам на корме и винтам. «Акула» провела под водой почти 100 лет. Теперь точка на карте в балтийской акватории станет местом российского воинского захоронения. ... Подробнее »

 Левин Александр Иванович

Левин Александр Иванович , уроженец д.Крупышево Завражной волости Макарьевского уезда Костромской губернии. Участник Крондштатского мятежа 1921 года.


Меркушев Федор Николаевич

15 (2) февраля 1895 г.р., уроженец д.Мытищи Завражной волости Макарьевского уезда Костромской губернии. В 1909 г. окончил Завражное 2-х классное училище. Согласно анкете - 5 классов образования. До 1915 года Фёдор Николаевич жил в д. Мытищи и занимался крестьянским трудом Участник Первой мировой и гражданской войны. Служил на Балтике. Матрос 1-й статьи, моторист подводной лодки "Змея". Участник Ледового перехода кораблей из Гельсингфорса в Кронштадт весной 1918 года. После войны вернулся на родину. Умер 30.10.1973 г.О своей жизни с 1915 года до 1922 года он рассказал в своих воспоминаниях:

"В мае 1915 года я был призван на военную службу, как сын крестьянина был политически неграмотным. Фабрик и заводов близко не было, пахали землю и ни о какой политике понятия не имели. Направили меня в Петроград, в Дерябинские казармы, где несколько месяцев призывники обучались строевой подготовке, потом принимали присягу. Пройдя комиссию после присяги, я в числе многих был направлен в учебный отряд подводного плавания в город Ревель (Таллин). Базой подводников и учебным судном был "Пётр Великий", броненосец старого типа. Там мы жили и обучались каждый своей специальности. Преподавателями были старые моряки, которые обучали и господ офицеров…" Фёдор Николаевич пишет, что перед Февральской революцией среди старых моряков уже существовала классово настроенная организация, о которой, молодые матросы пока не знали, но поддерживали более опытных сослуживцев (например бойкот постной еды в условиях службы) и постепенно вникали в суть политической обстановки, а офицеры тем временем пребывали в состоянии страха и ожидания каких-то событий. "…Во время учёбы мы проходили практику на маленьких подводных лодках "Ёрш", "Пескарь" и других, привезённых с дальнего Востока. Они были практическим и наглядным пособием для нас.

После окончания учёбы нас распределили на разные подводные лодки. Я попал на подводную лодку "Змея". В составе команды, не считая офицеров, было 50-57 человек. До революции несколько раз ходили в походы, но никаких эпизодов за это время не было. На момент Февральской революции морякам стали предоставлять отпуска. С нашей лодки отпустили 3-4 человек, в том числе и меня. Когда я приехал домой в деревню, узнал, что в соседних деревнях тоже были моряки в отпуске. Здесь мы узнали о Февральской революции. Из отпуска я прибыл не к "Ваше Высокоблагородию", а к господину начальнику. В это время, в начале мая 1917 г., ПЛ "Змея" была в Ревеле. На лодке проводились собрания, где старые моряки вели дискуссии с офицерами… Впоследствии офицеры стали избегать собраний. В городе был заговор эстляндских баронов… Для ликвидации заговора и поддержания порядка мы отрядами по 10 человек ездили по адресам подозрительных лиц, проверяли документы, отбирали оружие… Так был ликвидирован заговор.

А в это время с нашей лодки сбежали: командир лодки - капитан 2го ранга Зубарев, старший офицер - старший лейтенант Петранди и ревизор, он же снабженец. О последнем говорили, что он сбежал с деньгами. Командиром лодки к нам был назначен лейтенант Иконников, даже не подводник. И вот мы с новым командиром пошли в практический поход. Когда вышли на рейд, дали команду к погружению. Погрузились до позиционного положения. Иконников даёт команду заполнить носовую цистерну, а о кормовой забыл. Носовая часть лодки стала быстро погружаться в воду; предметы, лежащие в лодке, покатились в нос, моряки ухватились кто за что, чтобы не упасть. Дифферент получился на 30 градусов или даже больше. Положение выправил рулевой Вяли, который в это время был на вахте. Он быстро дал команду продуть носовую цистерну и лодка выровнялась. Ещё бы минута, а может быть и меньше, и лодка могла встать вертикально. Это была игра со смертью: в лодке было более 50 человек.

Когда осенью 1917 года немец стал подходить к Ревелю, ПЛ стали готовить к переходу в Гельсингфорс (Хельсинки), заправляли горючим и продуктами. Итак, осенью 1917 года мы перебазировались в Гельсингфорс. Переход был не очень трудным и плохо запомнился. Здесь тоже шли революционные события. С лодки сбежал ещё один офицер - немец Фон Дихт. Нас вооружили американскими винтовками, чтобы в случае провокации мы могли дать отпор. Был такой эпизод: мы шли с матросом Могаевым по улице; вдруг на середину этой улицы выбегают красногвардейцы с винтовками, направленными в окна дома, напротив которого мы находились. Естественно, мы приняли участие. Вместе окружили дом, в котором было задержано 4 человека, которых красногрвардейцы арестовали и увели с собой. Второй случай был такой: в ночное время по нашей лодке была открыта стрельба, боевую рубку пробили бронебойной пулей. Это нападение мы отразили своими силами, пробоину заделали.

После заключения Брест-Литовского мира большинство моряков демобилизовались. На лодке осталось 16 - 18 человек. Поэтому мы старались всё время быть на лодке и быть готовыми ко всяким случайностям. На берег сходили редко, только за продуктами и по срочной необходимости. Несколько раз прилетали немецкие самолёты и летали над нами очень низко, даже лица лётчиков были видны, но стрельбы никакой не было. Дальше встал вопрос, что делать с лодками? Некоторые из комсостава предлагали вывести их на рейд и взорвать. Зарядные отделения были уже завезены на лодке. Но таких людей было меньшинство, а большинство стояло за то, чтобы лодки перебазировать в Петроград, на чём и остановились. Стали готовиться к походу: принимали горючее, пресную воду, продукты питания. Кок у нас тоже демобилизовался, обед готовили по очереди, кто как сумеет. Сопровождать нас выделили 2 катера ледокольного типа, потому что по всем шхерам (заливам) лёд был 10-20 сантиметров. Катера должны были ломать его, а лодки ("Змея", "Кугуар", "Ягуар", "Пантера", "Волк", "Рысь" и …) идти следом за ними.

Вышли мы из Гельсингфорса в первых числах апреля 1918 года, продвигались очень медленно, потому что катера очень лёгкие, лёд подавался очень трудно, местами им приходилось спариваться и вместе ломать лёд. Примерно на половине пути мы вышли на след ледокола "Малыгин", о котором говорили, что он или сам ушёл к немцам, или взяли его. Конечно, мы готовы были ко всяким встречам. По следу ледокола мы продвинулись хорошо, но скоро наши пути разошлись. Нам опять пришлось ломать лёд и медленно продвигаться к Петрограду. При подходе к Финскому заливу нас встретил надводный флот, в числе которого был военный транспорт "Урал". На нём служил мой двоюродный брат - Меркушев Николай Алексеевич. В Финском заливе нас встретил ледокол "Ермак", без помощи которого нам было бы очень трудно пробиваться сквозь льды. Лёд в заливе был очень толстый, торосы доходили до 2-3 метров высоты, "Ермак" же его легко ломал и разворачивался как по чистой воде. После этого наши лодки брали на буксир и проводили через эти ледяные глыбы. Наша лодка "Змея" получила пробоину носовой цистерны, пришлось погрузиться до позиционного положения, но всё-таки мы дошли до Петрограда и выполнили свой долг перед Родиной - спасли подводный флот.

Конечно, поход был трудным. Однажды пролетал даже немецкий самолёт-разведчик, кружил над нами. Моряков на лодке было мало - это первое, второе - вместо одних-двух суток, мы шли одиннадцать суток, была нехватка пресной воды и продуктов питания. Но люди на лодке остались самые решительные, все лишения перенесли без страха и ропота, доставили лодку в Петроград - за что им честь и хвала. Вот их имена: командир лодки - лейтенант Иконников, инженер-механик - лейтенант Кузаев; моряки: Рыбкин Константин - комиссар лодки, Михайлов, Снытко, Меркушев Фёдор Николаевич - моторист, Епишин Клавдий, Могаев Степан, Лычёв, Грибков, Брысин, Бурцев, Андреев, Татаренко, Вяли и другие. Всего с офицерами 18-20 человек.

После похода я чувствовал себя неважно, был демобилизован, уехал в деревню. Там заболел тифом, долго лежал в больнице и дома. Когда поправился, добровольно уехал в Нижний Новгород в Волжскую Военную Флотилию, где и проходил службу. Это было в 1919 году. В 1920 году был направлен с отрядом моряков в Аму-Дарьинскую флотилию на борьбу с басмачами, где проходил службу до июня 1922 года, до демобилизации."

После демобилизации из армии Фёдор Николаевич жил дома в деревне. В 1927 г. он женился на Анне Александровне Гороховой (из деревни Кобылино). Начиная с 1926 года и до апреля 1942 года, работал в лесной промышленности. Жить и работать приходилось в Кологриве, Юрьевце, Балахне. Летом 1936 года с женой и двумя сыновьями перебрались в город Горький. Жили по родным и знакомым, перед войной построили "времянку", где прожили всю войну. В 1942 году Фёдор Николаевич был мобилизован в РККА и принят в органы милиции, где проработал до ноября 1946 года. Время было трудное, голодное, и тем не менее, они с Анной Александровной, ценой больших усилий, труда и лишений, ради "своего угла", построили дом и долго ещё доводили его до ума, чтобы тот в свою очередь хранил тепло не одного поколения… Фёдор Николаевич ушёл из жизни 30 октября 1973 года. В тот год, ведя переписку с Центральным Военно-Морском музеем, он восстановил в памяти интересные и непростые события, рассказав о тех страницах истории, которые открывал сам.


Меркушев Николай Алексеевич

Родился в д. Мытищи, Завражной волости, Макарьевского уезда, Костромской губернии, в крестьянской семье. Двоюродный брат и ровесник Меркушевых: Фёдора Николаевича, Григория Николаевича и Василия Николаевича. В годы Первой Мировой и гражданской войны служил матросом на минном заградителе "Урал", входившим в состав Балтийского флота.

Для защиты Финского залива и подступов к столице, отряд минных заградителей был усилен реквизированными немецкими торговыми судами, в числе которых был и "Урал" - бывший германский грузовой пароход "Принц Эйтель Фридрих", построенный в 1912 г. в Англии и интернированный 1.8.1914 в русских водах. Реквизирован 16.8.1914 и в качестве транспорта до 1.6.1915 - под названием "Ферт" включен в состав Балтийского Флота. Был вооружён, переоборудован и переклассифицирован в минный заградитель 01.06.1915. "Урал" и другие минзаги выполняли огромную работу по постановке мин в районах Або-Оландских шхер, Оландсгафа, Ботнического залива и Балтийского порта, на Передовой, Центральной и Ирбенской минно-артиллерийских позициях. 25.02. - 03.03.1918 совершил переход из Ревеля в Гельсингфорс, а 04.1918 - в Кронштадт (Ледовый поход). Участвовал в гражданской войне (постановка мин в августе 1918).

В годы советской власти Меркушев Н.А. уехал в Краснодарский край и проживал в станице Тоннельной. Последний раз приезжал на родину в начале 1980х. Родной брат Меркушева Виктора Алексеевича, участника ВОВ.


Меркушев Григорий Николаевич

. (10.10.1896 по старому стилю - 10.05.1995) Родился в д. Мытищи, Завражной волости, Макарьевского уезда, Костромской губернии, в крестьянской семье. Родной брат Меркушевых: Фёдора Николаевича и Василия Николаевича. В годы Первой Мировой и гражданской войн проходил действительную службу на территории Финляндии в городе Таммерфорс (современный г. Тампере). К 1914 г. там должен был базироваться 14-й Финляндский стрелковый полк, входивший в состав 4-й Финляндской стрелковой бригады. После войны вернулся на родину. Участник ВОВ. Проживал в д. Мытищи. Похоронен в пос. Первомайка.


Прокофьев Николай Петрович

уроженец деревни Починок Смыгарёв (Завражная волость, Макарьевского уезда, Костромской губернии).Нужно отметить, что это родня Исаковых: мать Исакова Владимира Павловича -Анна Семеновна в девичестве - Прокофьева.


 Павлов Максим Григорьевич

Павлов Максим Григорьевич, уроженец д.Шелыгино Завражной волости Макарьевского уезда Костромской губернии. Участник первой мировой и гражданской войн. (Именной список потерь на фронтах  Первой мировой и Гражданской войны по Нежитинскому поселению).


Кузнецов Федор Михайлович ,

Кузнецов Федор Михайлович , уроженец д.Высоково Завражной волости Макарьевского уезда Костромской губернии. Участник Первой мировой   войныПравославный. Женат.  22.12.1914 г. Ранен.  №828 стр.13248 (Список ратников Завражной волости Макарьевского уезда Костромской губернии).

Софонов Александр,

Софонов Александр, уроженец д.Высоково Завражной волости Макарьевского уезда Костромской губернии. Православный. Женат. Участник Первой мировой войны 1914-1918 гг. (имееной список по Нежетинскому сельскому поселению)

Никитин Федор

Никитин Федор, уроженец д. Савино Завражной волости Макарьевского уезда Костромской губернии. Участник Первой мировой  войны 1914-1918 гг,. (Алфавитные списки нижних чинов погибших, раненных и пропавших без вести в Первую Мировую войну 1914-1918 гг.).